Деструкция

Американские демократы традиционно поддерживают феминисток. Прислушиваются к ним. Порой доходя в этом до конфуза.

21 марта 1995 г. президент Клинтон сделал следующее публичное заявление: он заявил, что по данным ФБР в Америке каждые двенадцать секунд избивают одну женщину, каждый год 700 000 (!) женщин насилуют. И нужно с этим что-то срочно делать.

Через несколько часов пресс-секретарь Белого дома Майкл МакКарри был вынужден выступить с опровержениями. Оказалось, ФБР никогда не занималось сбором каких-либо данных о домашнем насилии (и странно было бы); 700 000 женщин в Америке не насилуют, и вообще президент слегка обосрался, потому что «использовал недостоверную статистику». Кто же подсунул Клинтону откровенную липу? Феминистические активистки, которыми глупый Билли себя окружил. Почему Клинтон не воспользовался официальными данными Бюро криминальной статистики? Потому что в администрации демократов слишком сильно феминистическое лобби. Оно жужжало на ухо президенту постоянно.

Казалось бы, в ответ на такое внимание демократы во главе с Клинтоном могут в трудных ситуациях рассчитывать на поддержку феминисток. Ан нет, как ни заигрывали демократы, в самый ответственный момент обломались – феминистки оказались девушками принципиальными, малоуправляемыми и неспособными практически ни на какие компромиссы…

Один раз, правда, им удалось изобразить нечто вроде политического компромисса – феминистки промолчали, стиснув зубы, во время скандала «Клинтон-Джонс». Напомню, тогда некая дурочка из переулочка – Пола Джонс подала в суд на действующего президента, обвиняя его в сексуальных домогательствах. Мол, он, еще будучи губернатором, снял перед ней штаны и пытался засунуть гордой женщине что-то в рот. Пола, по ее словам, от заманчивого предложения отказалась. Телохранитель же Клинтона Фергюссон говорил, что, выходя от Клинтона, Джонс поправляла одежду и щебетала, будто всегда к услугам губернатора. Кто из них прав, мы теперь не узнаем, потому что дело происходило в гостиничном номере, где Клинтон и Джонс были, естественно, без свидетелей.

Пола утверждает, что запомнила некие анатомические особенности полового органа Клинтона. То есть она может в подробностях описать его, а суд пусть заставит президента снять трусы, и присяжные проверят, правильно ли Пола описала президентский причиндал.

Так вот, всегда активным феминисткам тогда удалось сохранить нейтралитет. Ненадолго. Потому что в деле с Моникой Левински они уже не сдержались. Во время этого шумного скандала, когда Белый Дом отчаянно нуждался хоть в чьей-нибудь общественной поддержке, феминистки демократа Клинтона предали. Не все, конечно. Самая политически продвинутая и «приближенная к телу» их часть особо не выеживалась, но наиболее активные потребовали для «насильника» самой строгой кары. Хотя было известно, что Моника – отнюдь не невинная жертва тирана-обольстителя, а напротив, сама приложила массу усилий для того, чтобы оказаться под президентским столом в «Совальном» кабинете. Тем не менее с точки зрения феминисток, Клинтон – мужик, начальник и, значит, преступник. А Моника – баба, подчиненная и, значит, жертва.



Феминистки – глупы, как пираньи, они готовы растерзать не только мясо, но и того, кто им это мясо в аквариум закидывает. Чем же грозит обществу столь агрессивный социальный агент?

Объективная общественная опасность феминизма состоит в:

А) разжигании межполовой розни;

Б) деструкции социальных механизмов.

Разберемся с каждым пунктом по порядку.

Любопытные вещи отмечает исследователь проблемы Карл Глассон, строчка из коего вынесена мною в эпиграф к книге. Отвечая на вопрос, почему мужчины ведут себя столь ужасно, как о том пишут газеты, он приводит следующие соображения:

«Феминизм проник очень глубоко в западные правительства, западные законы, западное социальное обеспечение, западные университеты, западные колледжи, западные школы, западные средства информации, западные семьи, западные спальные комнаты и западные умы. И он это сделал за три десятилетия – на десятилетие дольше, чем имел в своем распоряжении Гитлер, чтобы вызвать его массовую ненависть к евреям…

Феминистки сделали все, что могли, предпринимая любую деятельность, которая уничижает мужчин – особенно белых гетеросексуальных мужчин. И политкорректность в этом отношении послужила для них очень хорошим орудием. Ни одна группа не сделала большего в навязывании политкорректности западному обществу, чем феминистки…

В течение трех десятилетий феминистки и приверженцы политкорректности участвовали в массовых нападках на белых гетеросексуальных мужчин… Гетеросексуальные мужчины непрерывно изображались как насильники и угнетатели женщин… Все мужчины подвергались беспрестанным нападкам различных женских и детских групп, работников, врачей и аналитиков, которые стремились во что бы то ни стало навязать населению представление о мужчинах как о насильниках своих детей.



Вездесущие запуганные феминистками основные средства массовой информации последовательно стремились… унижать весь мужской пол… И всесильные западные правительства вместе с законодателями лишили мужчин почти всех их прав в семье, дома, во взаимоотношениях на том основании, что женщинам и детям часто лучше без них. Ввиду всего этого, стоит ли удивляться, что мужчины ведут себя так «ужасно»?

Если А будет постоянно говорить B, что он никчемный, и будет обвинять его в вещах, которые тот никогда не совершал, и постоянно подрывать его авторитет в семье и у детей, и будет непрерывно стремиться изображать его как насильника и угнетателя, стоит ли удивляться, если B однажды повернется спиной к A?

Действительно, кто удивится, если B решит врезать как следует А?..

Постоянно вдохновляемые феминизмом демонизация и клевета на мужчин по всему Западу закончились не только для многих из них чувством бесполезности, так что в итоге они теперь отвергают ценности их обществ (обращаясь лицом к преступлениям, наркотикам, антисоциальному поведению).

Кроме того, повсеместные отрицательные описания мужчин, которые непрерывно разливаются господствующими средствами массовой информации, создают для мужчин ощущение, что они имеют право поступать в соответствии с тем, как их описывают!

Например, однажды я увидел заголовок в газете с извечным ноем на тему, «Мужчины ничего не делают по дому». Чтобы подколоть мою парнершу, я вырезал заголовок и повесил его на доску объявлений на кухне. Но ниже добавил следующее: «Ладно, если мужчины не делают никакой работы по дому, то и я не буду!»

Дело в том, что, если мужчин постоянно считать пассивными, они не будут видеть каких-либо причин вести себя иначе.

Западная образовательная система за последние несколько десятилетий была так жестко настроена против мальчиков, что те стали плохо учиться в школе. Мало того, что педагоги использовали никуда не годные методы обучения (например, в обучении чтению), но и учебные планы были так феминизированы и политически откорректированы, что мальчики быстро теряют всякий интерес к учебе.

Это, наряду со слабыми стандартами дисциплины, обременило наше общество миллионами необразованных и недисциплинированных мужчин…

Благодаря [законам] о «безущербном разводе» мужчины больше не имеют никакой реальной мотивации, чтобы посвящать свою жизнь, любовь, деньги и т. д семьям. Почему они должны это делать, когда все это может быть отнято у них по прихоти их партнера?

Кроме того, пагубные «законы взаимоотношений» – вроде тех, что имеют отношение к домашнему насилию и насилию к детям, – лишают мужчин чувства безопасности и в пределах их отношений. Добавьте ко всему этому ежедневный поток мужененависти, изливаемый подконтрольными феминисткам СМИ, с призывами к женщинам и детям доносить на их партнеров по поводу разного рода насилия.

Существуют только два способа для мужчины обезопасить свои отношения.

Первый: просто не заботиться об их отношениях, чтобы не понести ущерба, когда те придут к своему финишу.

Второй: вообще избегать каких-либо долгосрочных отношений.

И действительно, это именно то, что, как показывают исследования, делают западные мужчины…

Семья и крах брака – главная причина «недостойного» поведения и «плохой» социализации мужчин. А дети, те, кто выросли без отцов, – гораздо более вероятно будут:

…Жить в бедности и лишениях

…Иметь проблемы в школе

…Иметь проблемы со здоровьем

…Переносить физическое, эмоциональное или сексуальное насилие

…Убегать из дома

…Испытывать проблемы с сексуальным здоровьем

…Родителями-подростками

…Нарушать закон

…Курить, пить алкоголь и употреблять наркотики

…Прогуливать школу

…Исключены из школы

…Бросить школу до 16

…Менее квалифицированными

…Испытывать безработицу

…Иметь низкие доходы

…Быть на пособии

…Бездомными

…В тюрьме

…Cтрадать от долгосрочных эмоциональных и психологических проблем

…Вступать только в случайные отношения

…Иметь внебрачных детей

Но феминистки всегда старались разрушить традиционные семьи и выгнать из них отцов, потому что они полагают, что традиционные семьи угнетают женщин.

И этот огромный каталог социальных бед, который возник непосредственно в результате их нападок на брак и семью, был успешно допрессован господствующими феминистски-ориентированными средствами информации в течение последних двух десятилетий.

И если феминистки продолжат преследовать свои цели, не обращая внимания на отчуждение миллионов мужчин, я осмелюсь предположить, что в не слишком отдаленном будущем они и их сторонники испытают на себе очень неприятные последствия.

Наконец, учитывая, что феминистки безжалостно преследовали свои цели, не считаясь с достоинством мужчин, почему мужчины не должны делать то же самое?

Почему мужчины не должны быть агрессивны к женщинам, учитывая, что женщины в настоящее время агрессивны к ним?..»

И отсюда мы плавно переходим к пункту Б – деструкции общественных механизмов. И дело тут даже не в разрушении семьи, о чем пишет Глассон.

Все социальные инновации привносятся в нашу жизнь фанатиками. Нормальный, укорененный, то есть консервативный, человек не будет подрывать устои, жертвуя для этого собой или/и другими: ему и так хорошо. А вот фанатики – необразованные или малообразованные маргиналы с зауженным сознанием, часто готовые жертвовать своими и чужими жизнями, внедряют новые идеи в среду косных граждан. Именно фанатикам мы обязаны всеми общественно-значимыми инновациями. Спасибо вам, пламенные товарищи! Если бы еще не ваши революционные перегибы!..

Каждая революция вбрасывает в сферу управления обществом (через разные механизмы – демократические, экономические) все новые и новые слои населения. Причем не лучшие слои. Прежних социальных аутсайдеров вбрасывает. Поэтому поначалу общество «проседает» – пока не переварит очередное управленческое пополнение.

Вышло так, что вторая половина ХХ века вывела на историческую арену «последний резерв угнетенных» – женщин, предоставив им равные избирательные и прочие права. И эти, в сущности, бесхитростные кухарки с удовольствием начали управлять государствами. И так же, как вчерашние русские крестьяне и рабочие, призванные революцией на командные посты, везде видели «контру», нынешние феминистки везде видят признаки сексизма и эксплуатации.

А если очень ищешь, обязательно найдешь. Вот, скажем, пронеслось цунами над Азией. Страшная катастрофа. Но обратите внимание – женщин в некоторых районах погибло в четыре раза больше, чем мужчин! Что это, как не сексизм, черт побери?!

А что такое, кстати, сексизм? По аналогии c расизмом можно предположить, что это ненависть по признаку пола. Априори предполагается, что мужчин – к женщинам. Но это же чушь! Мужчины никогда не наряжались в белые балахоны и не требовали вешать женщин. Они никогда не требуют по отношению к женщинам даже более мягких мер, навроде апартеида. Наоборот: по самой природе своей мужчины любят женщин! Какая уж тут ненависть?

Ненависть по признаку пола, то есть сексизм в чистом виде, присутствует, как мы убедились, только у одной группы населения – у американских радикальных феминисток с розовым отливом. Порой их ненависть к мужчинам доходит просто до неврастении и брызг слюны. Вот кто сексисты! Значит, именно их и нужно запрещать. Как человеконенавистнические организации. Но пока что именно сексистки правят американский и североевропейский балы.

В северной Европе феминистки пришли к власти де-юре – через квотирование мест в парламенте, партиях, правительстве. О квотах подробнее чуть позже, а пока замечу только, что за последние 200 лет революционные и общественные движения, рожденные техническим прогрессом, приняли такой размах и такую частоту, что размывание демократическими (охлократическими) волнами прежних элит может легко проскочить критический рубеж. Рубеж необратимости. Свежая кровь – оно, конечно, полезно для организма, но в данном случае разжижение социального управления этой «свежей кровью» может полностью растворить управленческий костяк общества. И тогда аморфное тело западной цивилизации сожрут другие организмы – пускай более примитивные, но с более крепкой (не разжиженной феминизмом) мускулатурой.


9569062917589749.html
9569118640748603.html

9569062917589749.html
9569118640748603.html
    PR.RU™